Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

(no subject)

Валерий, воодушевленный этой победой, требовал новой работы и пытался убедить меня поставить балет на тему фильма Юрия Райзмана «Коммунист» (вышедшего на экраны в 1958 году) с Евгением Урбанским, блестяще сыгравшим главную роль. «Ты не представляешь, как бы я исполнил эту роль! - убеждал меня Панов. - Мы запросто получим Ленинскую премию!» Но я устоял и на грядущую премию не клюнул.
Через год после премьеры «Горянки», в мае 1969 года, мы всем составом - балет, оркестр, постановочная часть, администрация, - в количестве 130 человек приехали в Махачкалу на Декаду культуры Ленинграда и впервые в истории Дагестана показали там балет, да еще о горцах! Надо было видеть эту аудиторию: с откровенным восторгом люди реагировали на появление каждого персонажа, не стесняясь оживленно комментировать происходящее! Когда героиня в разгар свадьбы срывала с себя фату и уходила из аула, поднялся невообразимый шум - все возмущались, а некоторые мужчины ринулись к сцене, забыв, что это спектакль. Пришлось их успокаивать...
После окончания спектакля состоялся прием. Исполнителя партии Османа приветствовали особенно бурно и чуть ли не качали на руках. Поехавший в Дагестан Олег Соколов имел самый большой и, конечно, заслуженный успех. После трех спектаклей нас повезли всем составом по Дагестану. Вспоминая эти драматические приключения, я вновь испытываю некий ужас. Дело в том, что наш коллектив не был готов к подобному гостеприимству, а братский русский народ принимали на государственном уровне, и дагестанцы развернулись, как могли. Например: мы покидаем Махачкалинский район - автобусы сворачивают на живописную поляну, и перед нами открывается невероятная картина накрытых прямо на траве ковров и скатертей с угощениями и винами! Наша братия, ошалевшая от такого изобилия, с энтузиазмом размещается за своеобразными «столами», приветствует хозяев, и - начинается пиршество...
Тамада, большой городской начальник, объясняет законы стола, особо подчеркивая, что не пить - нельзя! Я с ужасом думаю: «Что же сейчас будет?!» Тост следует за тостом, причем сами тосты - образец народной поэзии и мудрости. К восторгу ленинградцев, хозяева выносят несколько баранов, зажаренных на вертелах. На «столах» - всевозможные национальные блюда, закуски, фрукты, и, конечно, огромное количество вина! С трудом закончив трапезу, грузим в автобусы тела охмелевших оркестрантов и, распрощавшись с гостеприимными махачкалинцами, едем дальше по горным кручам и серпантинам...
Через 30-40 минут опять остановка в еще более живописном месте - на берегу горного ручья. Делегация старцев встречает путников и приглашает уставших отдохнуть с дороги. Столы накрыты ничуть не беднее, если не богаче (районы соревнуются), и еле выползающие из автобусов артисты уже с меньшим энтузиазмом усаживаются на расстеленные ковры. Пир продолжается по той же программе и заканчивается уже при факелах! Ехать дальше - поздновато, и весь наш сильно захмелевший караван возвращается в город. Попытка знакомства с горной страной не удалась, мы отъехали всего на 30 километров...
Я понимаю, что больше рисковать нельзя, и уговариваю начальство ограничиться этими двумя встречами, в которых наша сторона имела потери (несколько оркестрантов так и не смогли подняться!). Мы решили оставить коллектив в покое и поехать в горы только с группой солистов. И вот на трех «газиках» мы едем по высокогорным дорогам, которые зачастую и дорогами-то назвать трудно: то слева, то справа
- обрывы с глубокими пропастями, а внизу - облака! За
полночь прибываем в аварский аул Гуниб - неприступное
место, где был пленен Шамиль. Подъезжали к Гунибу уже
в полной темноте, не понимая, как водитель видит дорогу.
Где-то глубоко внизу светятся огни сел, а окружающее нас
звездное небо сливается с низлежащими огнями! Полное
ощущение полета! Переполненные впечатлениями от такого
невероятного путешествия все заснули как убитые...
Проснувшись утром, поразились красоте этого знаменитого края. Затем последовал обильный, долгий завтрак с местным руководством, прогулка по аулу и приглашение на концерт в крохотный клуб, где нам показали очень интересные, самобытные танцы. Мы ответили своей лезгинкой. После концерта - опять застолье с выпивкой, и так - каждый день! Для меня это стало мукой, и, заранее зная об очередном застолье (отказаться-то нельзя, пьют ведь за тебя!),
- пустился на хитрость. Под столом, покрытом скатертью,
между колен я держал бутылку с воронкой и во время тоста,
незаметно .опуская руку со стаканом (были только стака
ны) под скатерть, выливал вино или чаще всего водку (ее
подавали в знак уважения к русским) - в воронку. Дальше,
держа пустой стакан двумя руками, ждал конца тоста и залпом опрокидывал его в рот! Вот и выпито! Но вскоре бутылка наполнялась, а другой - не было!. Приходилось пить по -настоящему... Вот так мы и путешествовали. Конечно, на
всех эта поездка произвела большое впечатление и оставила незабываемые воспоминания!